Антон (baskavacan) wrote,
Антон
baskavacan

Апсны - страна души. Часть 2

Достопримечательности
В первые четыре дня после приезда была отвратная погода (вот прямо с утра как после второй части проснулся – так и началась плохая погода). Я тут же записался на экскурсию в Новоафонскую пещеру и пошел в саму Пицунду. Отстойный городишко, ничего интересного, только Храм там классный – да. Типичная такая грузинская архитектура. Он не действующий в плане окормления верующих, зато там стоит орган и по пятницам проходят концерты органной музыки. Мне сильно повезло, потому что когда я туда пришел первый раз, на улице лил дождь, и в храме никого не было. Кроме меня и органистки, которая в это время там репетировала концерт. Я долго не думая поднялся на второй этаж, там что-то наподобие лож расположено, уселся в кресло и, закрыв глаза, окунулся в музыку. Минут через 20, правда, зашли еще какие-то туристы, а быть не эксклюзивным слушателем мне не захотелось, ну я и ушел. Второй раз я там появился, собственно, на самом концерте. Мне он как-то не понравился. Органная музыка вообще сложная для понимания, хорошо хоть время от времени выходил тенор и пел арии под органный аккомпанемент. Сам концерт шел всего час, но и этого часа хватило, чтобы из 35-40 присутствовавших не заснул только я и еще пара человек. Впрочем, к этому очень располагали кресла – большие, мягкие и удобные (не то, что в Консерватории). Как поведал хранитель музея, находящегося неподалеку, эти кресла были подарены храму с легкой руки советского премьера Алексея Косыгина, посетившим концерт органной музыки в 1976 году, и заметившим, что совершенно нет сидячих мест.
В новоафонскую пещеру ехали на «Газели» в жуткую дождину. Из нашего пансионата был я, тип под кодовой кличкой Снежный человек, какая-та старушка европейского вида и приятная молодая пара из Питера, как зовут которых я уже забыл. Собственно, в этой поездке я только с ними и познакомился, и всю дорогу мы болтали, потому что экскурсовод нес стандартную ахинею про плодородные абхазские земли и трудолюбивых жителей. Я было даже обрадовался, когда узнал, что приехали мы в один день. Ну, думаю, можно будет с ними разок-другой чачи накатить, уедут, небось, как и я – через две недели. Ан нет. Оказалось, что приехали они на неделю. На поезде. Из СПб. Я до сих пор сижу и думаю – какой смысл было ехать так далеко на неделю, если только ехать почти неделю. Ну, четверо суток туда-обратно. Приехали, в общем, в пещеру. Нас посадили в электричку типа метро, из четырех вагонов и увезли в НЕДРА. Там мы начали переходить из зала в зал, гид по мере продвижения включал подсветку там, где мы находились. Зато там, откуда мы пришли, он ее выключал. Даже не по себе было смотреть, как там все погружается в абсолютную темноту. Во время переходов между залами, звучала музыка. Я подошел к гиду и сказал, что, по моему мнению, для одного из переходов идеально бы подошла «В пещере горного короля» Грига, а то время от времени там звучали не вполне подходящие композиции, если учесть, что змейка людей, идущая по переходу между залами, с учетом гигантских объемов этих самых залов, напоминала группу трудолюбивых альпийских гномов, возвращающихся со смены в золотом прииске. Не будет там никакого Грига. И вообще, не дай бог какая авария, или у поезда колеса отвалятся – и все, кранты пещере. Никто туда не попадет, пока российский капитал ее не приватизирует. Абхазы похожи на трутней, паразитирующих на блестящем наследии, которое им оставил Советский Союз. Там повсеместно все разваливается, и даже дороги горные ни фига не чинятся, не говоря уж о том, чтобы что-то новое своими руками построить. Не, они лучше телок клеить будут и туристов-лохов на своих гнилых «Волгах» возить на левые экскурсии, заламывая за них бешеные бабки. Впрочем, я отклонился от темы. Посмотрели пещеру. Я даже попытался какой-то нарост, как мне показалось – сталагмит, на память варварски отодрать втихаря. Не отодрался. В некоторых залах там целые колонии довольно больших сталагмитов (которые снизу растут, если не путаю), их снизу подсвечивают, из-за чего кажется что кругом понатыканы гигантские желтые фаллосы. Еще пару водопадов подземных видел. Все-таки горы мне больше снаружи нравятся. Из пещеры вывозит все тот же метропоезд, только с другой станции. Дождина лил немилосердно, поэтому вместо свободного времени, во время которого желающие могли подняться к мужскому монастырю, нас к нему отвезли. Монастырь просто превосходно смотрится от пещеры. Вблизи как-то не так величественно. Зашел внутрь – довольно интересная конструкция главного храма. Из братии никого не видел, а то непременно бы перекинулся словом-другим. Из монастыря мы поехали к водопаду и часовне, построенной на месте захоронения одного из 12 апостолов – Симона Кананита. Он выдолбил себе в скале келью неподалеку от того места и там проводил время в моленьях и просвещении местных жителей-язычников. Они его, собственно, и убили недалеко от кельи, позднее на месте захоронения останков воздвигли часовню. Уж не знаю, остались ли там какие-либо останки, учитывая приверженность церкви к расчленению собственных святых с последующим распространением «святых частиц» по городам и весям. Водопад искусственный, поэтому моего внимания не привлек. Часовня тоже, мне показалось, что это относительный новодел. По крайней мере, чуть менее 2000 лет ей никак не дашь. Кстати, судьба Симона, убитого язычниками, постигла почти всех апостолов. К самой келье идти было около 20 минут по размытой дороге, так как свободного времени у нас было всего 20 минут, я не рискнул. Там же я основательно затарился чаем – зеленым и черным (который вот прямо сейчас и попиваю). Зеленый так себе, на мой взгляд, а вот черный ничего так. Оригинальный.
В последний из хмурых дней я поехал «в горы на лошади». Когда гулял по окрестностям – заприметил надпись «конные прогулки», прошел по указателю вдоль озера (пансионат расположен между морем и озером, в котором, кстати, тоже соленая вода) и действительно – кони пасутся. Выловил хозяина, гадского, вечно недовольного деда, который мне напомнил такого же вечно недовольного литовца, который в Юодкранте велосипеды в аренду нам сдавал. Договорился с ним о встрече с продолжением и после обеда направился к лошадникам. При этом у меня в голове крутился клип Робби Уильямса «Feel», где он так эротично разъезжает весь из себя черно-белый на лошади. Ну, думаю, сейчас так же поразъезжаю. Помимо меня оказалось еще двое желающих – семейная пара, упитанный дядька с бородкой (компьютерщик, наверное) и такая же упитанная тетька. Компьютерщики они вообще двух видов – или худые нечесаные задроты, или подхохатывающие толстячки с бородками. Лошадей было много. Но ехать ни одна из них не хотела. Пастух в итоге поймал троих и усадил нас. Мне, по-моему, достался самый убогонький одр. Рыженький какой-то, росточком ненамного больше пони. Да еще и норовистый, сука такая. «Я на лошади первый раз еду», - доверительно сообщил я пастуху. – «Чего мне вообще делать-то?». «Налево потянешь – налево пойдет, направо – направо. На себя потянешь – остановится, пятками в бока ударишь – быстрее поскачет» - вот и весь предполетный инструктаж. Ладно, думаю, с 600 метров прыгал – инструктировали ненамного больше. В общем, все уселись, и мы поехали «в горы» под предводительством пастуха. Выяснилось, что дядька-программист на лошадях частенько дома катался и ничего так управляется. Тетька – тоже не первый раз, а вот я явно не из заядлых лошадников. Кони шли, в общем-то, механически – куда ведущий шел, туда и они, скакать начинал – скакали. Вот когда начинали скакать – мне дурнело. Какой там Робби Уильямс?! Я думал как бы мне в седле удержаться, при каждом скачке лошади переваливаясь то на левый бок, то на правый. Тут еще обнаружил, что стремена раза в два короче, чем нужно для моих ног a la Цискаридзе, а посему они (ноги) у меня полусогнуты в коленях. Наверное, потешно было со стороны наблюдать меня во время галопа, в который мы один раз припустили – этакая фигурка из папье-маше, дергающаяся в седле во все стороны. Но с другой стороны, когда лошади шли шагом – тоже было плохо. Потому что все лошади как лошади, а мой Горбунок так медленно двигал копытами, что остальные время от времени останавливались и ждали, когда же я, наконец, подойду. Пинки пятками в бока помогали мало, эта зараза только начинала грызть удила. Попинав его таким образом какое-то время, и придя к выводу, что это не только бесполезно, но и вредно – вдруг еще сдохнет прямо подо мной, я прекратил попытки ускорить эту калеку от лошадячьего племени. Промучавшись где-то час, мы подъехали к основной цели нашего путешествия – дубовой роще «в горах». Проехали какой-то кишлак, поднялись «в горы» на высоту примерно метров 25 и остановились среди дубов. По дороге я заметил несколько белых грибов! Постояли так какое-то время, наконец-то прекратился дождь, обильно поливавший нас всю дорогу туда, а еще пастух таки сделал мне стремена по ногам. В результате пятками я уже мог шпынять конягу не в бока, а непосредственно в солнечное сплетение, но практика показала, что очень эффективно в плане ускорения помогает сорванная веточка, которой можно немного шлепнуть по крупу. Правда, я причинять боль животным не люблю, поэтому шлепал очень уж нежно. Сначала конь вроде ускорялся, но потом уже, когда подъезжать стали, понял, что рваные раны на боках ему не грозят и вместо ускорений опять начал удила грызть. С опущенными стременами, кстати, мне скакать понравилось уже больше, даже удалось что-то изобразить наподобие правильной посадки на лошади. Прискакали обратно, я пожелал коняге побыстрее оказаться в колбасном цеху и пошел к пансионату. Тут сделаю небольшую ремарку.
Нас всю дорогу сопровождал пастуший пес – такой небольшой, похож на сеттера, добродушный псин. Я на его примере понял, насколько ценные в хозяйстве могут быть собаки. Он не только помогал пастуху подогнать к нам лошадей, но и во время нашего пути, завидев на дороге коров (а их там целые стада бродили) или хрюшек, он с лаем бросался на них, и либо отгонял, либо сам убегал от бодливых коров, но в любом случае уводил их с нашего пути. Так вот, когда мы уже обратно подъезжали – на нас галопом поскакала корова, наклонив рога вперед! Я даже испугаться не успел, как наперерез ей выскочил этот пес, цапнул ее за ногу и отвлек на себя, после чего вернулся довольный и улыбающийся.
Идя по направлению к пансионату, а дорога там одна, идет между озером с одной стороны и густых зарослей ежевики с другой, я с неприятными ощущениями обнаружил, что та самая гадская говядина стоит прямо на этой дороге и смотрит на меня. И уже вроде как рога наклоняет, гадина такая. Если бы не этот доблестный пес, который оказался неподалеку и опять увернулся от рогов коровы и отвлек ее куда-то в сторону, думаю, для меня все могло закончиться не вполне гламурно. Я погладил подбежавшего пса, поел ежевики и пришел к выводу, что не быть мне ковбоем Мальборо.
На последнюю экскурсию я ездил в предпоследний день – на озеро Рица. Уже приготовился, что гид будет молоть всю дорогу какую-нибудь чушь, ну и сел на первое сиденье в «Газели», рядом с водителем, чтобы, по крайней мере, на дорогу посмотреть. Однако экскурсовод Владимир оказался на редкость интересным рассказчиком, поэтому большую часть дороги ехал с повернутой головой. Владимир поведал действительно интересные факты про страну и обычаи, а также про место, куда мы ехали. Ехали по чертовски красивому Бзыпскому ущелью, пару раз останавливались. Первый раз около водопада, я попробовал воду на вкус – первый раз в жизни я пил вкусную воду. Второй раз у каких-то там ворот – там две скалы сжимают ущелье и даже немного нависают над дорогой. Там же стоит внушительных размеров камень, на котором, по словам Владимира, сидел отец Федор, спасшийся от Остапа из «12 стульев». Только вот я не понял, из какого именно фильма. Я, разумеется, не мог упустить такой возможности и залез на камень, где меня и заснял Владимир. Жаль только у меня пол-батона колбасы не было. Дальше дорога пошла в горы, даже начало закладывать уши. Я опять-таки первый раз увидел настоящий серпантин. Проехали мимо места захоронения трех солдат и медсестры. Солдаты были ранены примерно в тех местах в боях с фашистской дивизией «Эдельвейс», медсестра вынесла их из-под огня и повезла вниз, но на одном из виражей машина сорвалась и упала в пропасть. Похоронили их недалеко от того места, не знаю уж, сохранились могилы или нет. Мы на месте, где сорвалась машина, не останавливались, но мне и из окна было видно, в какую пропасть ухнули... Приехали на озеро – у меня аж дыхание перехватило. Очень большое, голубое, солнце светит, народа – никого. Горы вокруг окрашены в зеленые, оранжевые, красные цвета, под цвет листьев/хвои деревьев, воздух - звенит. Озеро изгибается и скрывается от взора за горой. На том берегу – дача Сталина. Знал семинарист толк в дачах, ничего не скажешь. Там у нас был час свободного времени, гид не рекомендовал покупать там еду, которая по его словам была в три раза дороже, чем в остальных местах (действительно, я приценивался), но я в отличие от остальных членов нашей группы, оказался предусмотрительным и положил в рюкзак три яблока, кои и постепенно поглощал. Заметил катамараны, покататься – я бы не сказал, что запредельно дорого. Вот ко всем подошел из группы, все тюфяками оказались. Плюнул, в общем, я на этих зассунов слюнями, снял себе катамаран и минут сорок в абсолютном одиночестве плавал по озеру. Круто поплавал, только штанину водой намочил, брызгало там сбоку. Потом гулял по берегу. Начали кафешки оживать, включили музыку (как на ВДНХ – из каждой дыры свое что-то несется). Там было бы отлично или вообще ничего не включать, или классику какую-нибудь. Горы, озеро, Вивальди. Во было бы, а? Но спрос, наверное, рождает предложение, поэтому из половины дыр неслась попса, из второй – блатняк. На обратном пути заехали, купили мед. Я купил эвкалиптовый – просто отличный, пальчики оближешь! Ехали, болтали с Владимиром. Между прочим, одна из туристок пожаловалась, что, мол, все жители предлагают свозить по этим же маршрутам, но втридорога, хотя, казалось бы, должно быть наоборот. Гид поинтересовался, ездили ли они таким образом куда-либо – да, говорит, ездили, четыре человека, местный с них содрал чуть ли не по тонне с лица, абсолютно ничего не рассказал, правда, свободного времени на осмотр было сколько угодно. Тут Владимир выдал: «Чудненько, вот тебе и четыре заложника». Тетка захихикала, понесла пургу, типа да кому мы нужны. «Родственникам. Выкуп платить будут». Осадочек такой странный у меня остался. Но в целом эта экскурсия была лучшей из всех – во многом благодаря гиду Владимиру, с которым было очень интересно говорить и не менее интересно слушать.

Реликтовое кладбище и Ростропович
Как-то пошли до дальнего пирса прогуляться. А ушли по побережью аж до Пицунды. Где-то через километр попали в реликтовый сосновый лес, растущий прямо около побережья. Всем деревьям присвоен свой номер, таблички к стволам прикручены. Пошли дальше, дошли до пансионата, около которого стоит маяк. Маяк, кстати, действующий, каждую ночь можно было наблюдать его свет вдали. Потом пошел еще целый ряд пансионатов, и мы вышли к бухте. Пляж там с первого взгляда такой же, но чем-то все-таки лучше, нежели тот, который около нашего пансионата. И море – градуса на два теплее, что, кстати, мне позже подтвердил гид Владимир. Еще он сказал, что в бухте очень редко штормит, даже если на остальном побережье в этот момент высокие волны. Я, разумеется, искупался, после чего пошли обратно. Обратно всю дорогу шли по лесу, потому что по берегу зело жарко было, и наткнулись на заброшенное кладбище. Несколько надгробий из камней, на большинстве неразборчиво, в остальных, где видны даты рождения-смерти – лежат дети. В основной массе, несколько дней прожившие. В 20-25 метрах от них – море. И реликтовый лес кругом. Более чем странное место для кладбища. На одной могиле, более-менее сохранившейся, но сильно забросанной какими-то пакетами, банками и прочим мусором, прочитали, что там лежит педиатр, народный врач Абхазии. Умерла году эдак в 50-60-м. «Вот странно судьба складывается, сегодня ты – народный врач, все в тебе души не чают. А через 50 лет про тебя и думать забыли, и могила твоя в районе помойки, среди бывших пациентов», - глубокомысленно изрекла Полина, и мы поспешили с этого жутковатого места. Представляю, как там в плохую погоду страшно. Мне рассказывали, что прямо на территории супер-пупер пансионата «Самшитовая роща», расположенного рядом с нашим «Литфондом» тоже расположено кладбище. Еще круче, потому что во время приливов и штормов некоторые могилы размывает. «Самшитка», кстати, несмотря на более высокие цены, считается у местных похуже «Литфонда». Правда там внутренний бассейн есть.
Как-то после анимации и диско, сидели мы на берегу на лежачке. Болтаем себе, вдруг подходит кот. А сидим мы в метре от моря. Котяра, значит, деловито об нас потерся, подошел к морю. Повертел башкой туда-сюда, убедился, что все в порядке, турецкий десант не высаживается, и запрыгнул к Полине на колени. Она та еще кошатница, давай его гладить, ну а он и рад, тут же замурлыкал. Помурлыкал и пересел на колени уже ко мне. Потом опять поменял дислокацию. Вот так и сидели с ним час, наверное, с подлизой эдаким. Подняли его – оказалось, что он черный, с белой манишкой, черным пятном на горле, типа бабочки и белыми носочками на всех четырех лапах. «Ростроповичем будешь», окрестил его я – так его впоследствии и звали. В Абхазии вообще полно котов и собак. Причем из-за переизбытка пищи, относятся они друг к другу вполне спокойно. Я как-то раз сидел, ел в кафе форель, слева от меня сидел псин, справа – котяра. Я то направо кусочек положу, то налево. Рай, да и только. Собрались идти спать, Мстислава поставили на гальку, пошли. Он – за нами. Так нас и эскортировал прямо до дверей пансионата. Ростропович – единственный кот из тех, которых я там видел, который не боялся подходить к морю.

Модный парень
В первый день, как уже написал, я на ужин не попал, зато на следующий день познакомился с мужичонкой, сидящим со мной за столом. Позднее оказалось, что он единственный, кто заехал со мной в один день и выехавший опять-таки в один день, только рейсы были в Москву в полчаса с разницей. Усатый такой, тщедушный, глазки хитро-добродушные, лет 45. Разговорились, поболтали о том, о сем. В последующие приемы пищи обменивались информацией, кто что видел, что почем, к чему и зачем. Мужичок оказался въедливый до занудности, поэтому всякой прикладной информации по поводу местных цен от него можно было получить в достатке. Если читать «Комсомолку», там частенько пишут про варианты курортных романов, вот такие, как Виктор там всегда описываются, как «семейные». Просто классика. Только что воблу на пляже на газетке не раскладывал. Такой убогонький, что аж плакать хотелось. А если посмотреть на его мешковатые желтые плавки и желтую же кепку, немедленно начинался приступ икоты, который я спешно заливал чем-нибудь алкогольным. Я к середине отдыха знал почти всех в пансионате, ну а меня знал и наш пансионат, и два соседних. Виктор же по моим наблюдениям познакомился только со мной и еще с парой отдыхающих, которым не повезло попасть с ним на одну экскурсию. По его словам, он очень осторожный, поэтому на мое предложение прокатиться на лошадях не повелся. В общении выяснилось, что он еще и жадноватый, тем забавнее было узнать, что нашего осторожного и прижимистого жиголо местный житель свозил в Гагры и обратно аж за штуку рублей, хотя в нашем же пансионате поездка в этот городишко стоила рублей 300, если на экскурсию и порядка 50, если поехать на автобусе, который два раза в неделю туда отвозил туристов на рынок. Этот финансовый парадокс так поразил Витька, что у него аж усы поникли долу. К сожалению, мне то ли во второй вечер, то ли в третий делать было решительно нечего, ну я и составил ему компанию в процессе поедания шашлыков из осетрины в кафе, расположенном на территории пансионата. После этого он приклеился ко мне, как банный лист. Он подтаскивал свой лежак к моему на пляже. Он садился рядом со мной на анимации. Этот гаденыш даже на пирс за мной пошел, где я ловил кайф, стоя один и распивая какой-то коктейль под напорами ветра и ультрафиолета. Спрашивается – а нахрен мне, стоящему на пирсе с коктейлем, нужен был тщедушный мужичонка в клоунских желтых плавках? Вот и я не знаю, но он приперся. Сам он ни коктейли, ни кофе не покупал, потому что жопился. Отклеился он от меня только потому, что у меня нашлась более приятная компания, с которой я не счел нужным этого ушлепка знакомить. Но, увы мне, последние четыре дня я остался один и он опять ко мне подтащил свой лежак! Решив, что симпатичную девушку он мне не напоминает, я решил, что пора сбрасывать балласт в море. Так как тонких намеков он не понимал, я просто встал и ушел с пляжа. Взял пару яблок в номере, вышел на пляж, взял новый лежак и демонстративно протащил его мимо жиголо, приземлившись метров на 30 дальше. Больше он мне своим обществом не докучал.
Ох, чуть не забыл про демонический случай – наливаю себе чай во время завтрака, подходят Маша с Наташей и заговорщицки подмигивая шепчут: «Ой, а что это твой соседушка сегодня на завтрак в неглиже вышел?». Я сначала не понял, потом присмотрелся – мать честная, да он за столом сидит в семейных трусах в какой-то развеселый аленькый цветочек. Такой вот у меня был суперский сосед.

Удивление и 600 шимпанзе
Сидел я в «Охотничьем домике» как-то раз, ел запеченную форель. Это кафе на берегу, есть открытые места, а есть внутри домика, сам домик сплетен из ветвей и увешан шкурами внутри. И ветерком вроде обдувает, и не особо холодно. А по вечерам в домике прямо на полу разводили довольно большой костер, вот и в тот вечер я кушал, ощущая приятное тепло в области спины. Сижу, значит, вкушаю. Рядом какая-то компания с Урала, приперли с собой жуткой сивухи, которую там продают в 0,5 литровых пластиковых бутылках и выдают за чачу, заказали шашлыков и сидят с каким-то дедом местным треплются, который за соседним столиком сидел мамалыгу ел. Он всю дорогу что-то порол. Я сначала прислушивался: стада там всякие, пастухи нерадивые 7 баранов проворонили, сегодня вот троих быков весь день искал, с ног валюсь. А, думаю, обычный местный пустобрех, у всех у них тут стада миллионные и белый мерседес в огороде закопан, и сосредоточился на форели. Ладно, трепались они, трепались, тут дед закончил свою мамалыгу, встал и выдал: «Ну, гости дорогие, отдыхайте на здоровье. А я что-то за день умаялся, еле на ногах стою. Пойду сейчас РБК-ТВ посмотрю и спать лягу», - у меня на этих словах аж кусок форели изо рта вывалился, а он продолжает: «Вы с Урала? А где работаете, на «Титане»? Смотрел я тут интервью вашего директора, должны вам зарплату повысить, цены на металлопрокат для авиапрома повысились недавно», - тут уж я совсем выпал в осадок. Потом официантка подошла, я у нее спросил, кто это, оказалось – директор пансионата, на территории которого находился «Охотничий домик».
За пару дней до отъезда ближе познакомился с той самой парой, которая выиграла у нас в конкурсе на танцы с надутым шариком, Алексеем и Жанной. Я с ними постоянно пересекался, потому что они были едва ли не единственными туристами, которые со мной на этаже жили, да и на пляже, как-то к Полине подполз богомол, ну мы давай его разглядывать, забавный такой, башкой вертит. А Жанна с Алексеем неподалеку в карты играли, заинтересовались, подошли, вместе порассматривали. «Почем продаете», - поинтересовался Алексей. «Бесплатно отдадим. Но если вы нас угостите кофе, мы возражать не будем», - сориентировался я. Посмеялись, разошлись. Так вот, в один из последних дней захожу в лифт, смотрю, они выходят. Ну, я их подождал, пока до пляжа дошли – разговорились, такие интересные старички. Очень интеллигентные, умные и принципиальные. Потом я гулял по берегу, ушел довольно далеко, смотрю – Алексей идет, они с Жанной в отдалении сидели. Пригласил посидеть с ними, но сделал это так ненавязчиво, что любо-дорого смотреть. Присел с ними и часа три до ужина мы проболтали. Буквально обо всем. Алексей оказался родственной душой. Буквально – он начинал предложение, я подхватывал и заканчивал. Он мне очень сильно напомнил покойного Виталия Ивановича. Но только... круче что ли. Потому что песня «Я свободен» группы Ария – про Алексея. Вся его жизнь – это АБСОЛЮТНАЯ свобода. От денег, от догм, от вещей и шмоток, даже от собственных детей и внуков. Это человек, с которого хочется брать пример. Они с Жанной мне рассказывали про себя, про свою жизнь. Всю жизнь оба работали, при этом старались уделять время семье, поставив ее на первое место. Жили довольно аскетично, но как я уже написал, словосочетание «рабы вещей» - не про них. Для Алексея работа никогда солнце не заслоняла. Когда ему предложили в Москву переехать, какой-то пост занять (он вообще строитель) – он не согласился. «Ведь на то, чтобы обустроиться, понять что к чему, ушло бы 2-3 года моей жизни. А потом бы меня в ритм подхватило так, что я этой жизни больше и не увидел бы». Потом они мне рассказали, что у них есть дети и уже внуки (и Жанне и Алексею лет по 70, пожалуй). Но они сразу себя поставили правильно. Нужна помощь – поможем. Но на шею садиться не дадим. Всего в жизни пусть добиваются сами, мы лишь можем чуть-чуть подтолкнуть, чуть-чуть помочь. А мы еще хотим пожить. Наслаждаться и познавать окружающий мир. Вот сюда мы приехали на собственные деньги, ни копейки у детей не взяли. И нам много не надо. Мы получаем все, зачем приехали – солнце, море, воздух. Ходим за ежевикой (как раз туда, где я ее ел, но там ее еще на роту бы хватило), кормят здесь отлично (действительно нормально кормили).
Вот с такими замечательными людьми меня судьба столкнула. Алексей к тому же очень начитанный человек, но не книжный червь, а думающий, делающий свои выводы, а не принимающий все как шаблон к действию. Свои последние часы в Абхазии я провел, беседуя с ними. После завтрака подошел к их столику, мы поболтали, а потом сразу пошли на пляж. Вот их общество меня абсолютно не напрягало и даже радовало, хотя, скажем, за неделю до отъезда, я был абсолютно уверен, что последние час-два до отъезда я проведу один. Лучшего завершения отпуска и желать было нельзя. Трансфер у меня был в 11, где-то в 10-55 я встал, подошел к морю, опустил в него руки и пошел прощаться с Алексеем и Жанной. Очень тепло распрощались, а слова Алексея, сказанные на прощание, я, пожалуй, никогда не забуду. «Нам было очень приятно с Вами познакомиться, Антон. Возможно нам еще будет суждено встретиться, возможно – нет. Но если мы еще раз окажемся в этих краях, мы посмотрим на море и мысленно вас поприветствуем». Я пошел, и они махали мне руками, пока я не скрылся из видимости.
Ну и про обезьян напоследок! В один из первых дней я вышел на пляж после завтрака. Там было абсолютно пустынно. Я приволок лежак к морю поближе, сел на него в позе лотоса и задумался. И так мне стало хорошо – море шумит, никого нет, спина прямая... Что я решил посидеть так. А чтобы закалить свой непоколебимый дух, решил, что сидеть буду, пока до 600 не сосчитаю (была такая передача, «600 секунд», ее еще Невзоров вел). А чтобы секунды были более корректными, считать начал как меня отец учил – «шимпанзе раз, шимпанзе два, шимпанзе три...» и т.д. Только этот прием действует до достижения двоичных цифр. А я так и досчитал до трех сотен в первых раз. При этом положение ног сменил только по достижении второй сотни. Еле встал. На следующий день стал умнее и положение ног менял через каждую сотню шимпанзе, а чтоб не сбиться, досчитаю до сотни, открываю глаза, меняю ноги, поднимаю рукой камешек, кладу его на лежак, закрываю глаза и дальше считаю. При этом сидел я всегда лицом к восходящему солнцу. В общем, во все последующие дни я таким образом досчитывал до 400 шимпанзе, после чего или шел купаться, или ложился загорать. Этим ритуалом я заслужил репутацию могучего интеллектуала у всех местных, которые решили, что я йогой занимаюсь и сижу медитирую. Гитарист Петрович (парень Петя, лет 23-25 на самом деле) как-то подошел ко мне во время дискотеки и говорит: «Слушай, а ты Кастанеду читал?» - «Читал, но далеко не все» - «А то я смотрю ты по утрам медитируешь сидишь. Да еще так долго. Диффузное сознание и все такое прочее, да?» - «Да нет, концентрируюсь, избавляюсь от лишних мыслей». Не стал я уж говорить, что просто шимпанзе считаю.
Subscribe

  • Цискаридзе в Вероне и шампанское в Большом

    А я был на "Ромео и Джульетте", но Смерть, как назло, на том представлении танцевал не Цискаридзе. Так я Николая на сцене и не увидел... На…

  • Путешествия отца Агапита и мадам Курабьё: ПитерФМ.

    Пандемия, похоже, поменяла пространственно-временной континуум, потому что вроде вот только в Питере пил был, а хоба-на - оказывается, уже…

  • Музыкальное

    Не даёт покоя провал более чем десятилетней давности, когда не сходил в "Горбушку" на юбилейный концерт "Агаты Кристи". Поэтому прикинул, какие…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 0 comments